Новости

Интервью RT, генеральный директор АО «Концерн «РТИ Системы» Юрий Аношко

— Юрий Геннадьевич, про радиофотонику широкому кругу людей практически ничего неизвестно. Не могли бы объяснить простым языком, что это за область современной физики?

— Сейчас есть общепринятая, но не совсем правильная трактовка. Она сводится к тому, что радиофотоника — это технологии передачи информации внутри радиолокационной станции по оптическим каналам, то есть преобразование данных из радиодиапазона в оптический. Во многих современных радиолокационных станциях уже используется такая схема.

Оптический диапазон отличается высоким уровнем защиты от воздействия различных средств подавления. Однозначно можно утверждать, что пропускная способность и устойчивость такого канала выгодно отличается от традиционных схем.

Однако в чистом виде это нельзя назвать радиофотоникой. На самом деле она предполагает максимально допустимый переход от СВЧ (сверхвысоких частот. — RT) к оптическому диапазону как в локации, так и в сегменте обработки информации.

— Можно ли говорить, что радиофотоника превратилась в некий тренд современной науки, популярную область изучения?

— Развитие науки и техники всегда идёт по одному и тому же сценарию. Сначала появляется гипотеза, которая либо подтверждается, либо нет. Если с ней всё в порядке, то она переходит в область научных исследований, а те в свою очередь перетекают в экспериментальные и прикладные разработки. В настоящее время мы находимся лишь на этапе подтверждения жизненности имеющих научных гипотез в сфере радиофотоники.

— Тем не менее, можно ли гипотетически создать радиофотонную станцию и чем она концептуально будет отличаться от привычного радара?

— На мой взгляд, вопрос создания радиофотонной станции сейчас чрезмерно разрекламирован в определённых кругах. Сейчас Россия и остальные страны находятся лишь на этапе движения в этом направлении. Никто ещё не знает, как построить РЛС (радиолокационную станцию. — RT) исключительно на основе технологий радиофотоники.

На сегодняшний день уместно говорить не столько о создании подобного изделия, сколько об отработке ряда технологических решений и их последующей интеграции в современные и перспективные радиолокационные станции.

Основной упор, который мы делаем в своих исследованиях, — это перенос информации РЛС из радиодиапазона в оптический, где, как предполагается, и будут в основном обрабатываться данные.

— Что на практике даст та технология, о которой вы говорите?

— Возможность перехода в оптический диапазон сулит очень большие перспективы. На практике мы сможем разработать РЛС с значительно более совершенными характеристиками. Прежде всего речь идёт о серьёзном увеличении объёма и скорости обработки информации радиофотонными оптическими процессорами.

Также будет выигрыш в уменьшении массогабаритных параметров РЛС, сокращении тепловыделения, усилении помехоустойчивости. В целом мы получим новое качество обработки радиолокационной информации. Без прогресса на этом поприще нереально рассчитывать на существенный успех в улучшении потенциала средств радиолокационного обнаружения.

— Хорошо. Повысится ли дальность действия РЛС при внедрении радиофотонных решений?

— Сложно дать однозначной ответ на этот вопрос, так как показатель дальности зависит от слишком большого количества сопутствующих факторов.

— А будет ли такой радар фиксировать гиперзвуковые летательные аппараты? Этим вопросом в настоящее время озабочены много стран, включая Россию.

— Смотрите, если мы сумеем реализовать квантовый локатор в его первоначальном понимании, то тип цели уже не будет иметь значения. В этом смысле мы будем способны видеть любые воздушные объекты и оперативно обрабатывать информацию по ним.

Получится не только точно определять координаты целей, но и выдавать (на экран радара. — RT) изображение этого объекта, что, конечно же, упрощает идентификацию и улучшает осведомлённость центров принятия решений.

— Складывается впечатление, что радиофотоника начала развиваться как способ исправления недостатков существующих РЛС. И какие проблемы есть у современных радаров?

— Такая логика не очень корректная. Правильно обсуждать не недостатки, а объективные ограничения, которые существуют у СВЧ-диапазона и связаны с физикой данного состояния электромагнитной энергии. Но две крупные проблемы, о которых я упомянул, радиофотоника решает — это существенное повышение помехоустойчивости и пропускной способности потоков информации.

— А как быть с энергопотреблением? Не секрет, что современные РЛС крайне энергозатратные, что априори ухудшает их эксплуатационные качества.

— Вы правы, но большой объём энергопотребления — это неизбежная необходимость для обеспечения нормальной работы современных локаторов. Мощная радиолокационная станция потребляет много электроэнергии и изменить ситуацию с помощью привычных технических решений не получится. В этом плане оптический диапазон как раз позволяет добиться значительного сокращения энергопотребления.

— В 2018 году на сайте «РТИ Системы» сообщалось о создании первого экспериментального локатора с элементами радиофотонных технологий. Подчёркивалось, что появление такого изделия позволило подтвердить возможность применения радиофотонных технологий в радиолокации. В то же время отмечалось, что радар имел массу недостатков и ограничений в применении.

— Да, всё верно. Мы доказали принципиальную возможность интеграции этих технологий в системы радиолокации. Для получения дальнейших масштабных результатов требуются исследования по отработке узлов передачи информации в оптический диапазон. Чем, собственно, концерн РТИ и занимается.

Естественно, мы не работаем в отдельности и выстраиваем взаимодействие с ведущими предприятиями и научно-исследовательскими институтами России, которые прошли определённый путь на поприще исследований и внедрения в практику технологий радиофотоники.

Центром сосредоточения наших компетенций является площадка дизайн-центра по радиофотонике на базе радиотехнического института имени академика А.Л. Минца.

— Можно ли всё-таки прогнозировать, что создание полноценного радиофотонного радара — это перспектива ближайших десятилетий из-за необходимости решения слишком большого количества сложнейших задач?

— Как я уже отмечал, вопрос создания прототипа полномасштабного квантового локатора на повестке дня не стоит. Рассуждать о каких-либо сроках появления такого изделия пока нет смысла ещё и потому, что очень многие научные и технологические решения долгое время будут нуждаться в подтверждении права на существование.

Более того, необходимо учитывать, что разработка и эксплуатация радиофотонной РЛС повлечёт создание фактически новой индустрии — потребуется наладить широкую номенклатуру серийного производства совершенно новых комплектующих, элементной компонентной базы, принципиально других систем и узлов.

С одной стороны, это открывает новые горизонты для развития высокотехнологичного сектора нашей страны, с другой — это ресурсоёмкий и совсем небыстрый процесс, который потребует концентрации значительных компетенций и финансов.

— Есть ли у вас понимание того, на каком этапе находятся проекты в сфере радиофотоники на Западе и в других зарубежных странах?

— Ранее в публичном пространстве иностранных государств было достаточно много информации о развитии данных технологий, но в определённый момент этот поток прекратился. Это указывает на то, что, по всей видимости, за рубежом достигли некоторого уровня развития радиофотоники. Закрытие информации, вероятно, свидетельствует о том, что исследования перекочевали в практическую плоскость.

— Ясно. Какое тогда место в этой извечной конкуренции с Западом занимает Россия?

— Для того, чтобы сравнить достижения России и иностранных государств необходимо всё-таки обладать более полной информацией, чем той, что есть у меня. Однако я не сомневаюсь, что отечественная наука и промышленность не отстаёт от Запада. Другой вопрос заключается в том, какой путь технологических решений окажется наиболее верным.